Другие темы из дневника Иоанна Кронштадтского Закрыть окно

Е

26 сентября 1888. Кронштадт

 

Кронштадт, 26 сентября 1888

 

Ваше Сиятельство, сердечно уважаемая княгиня Елисавета!

 

Получил Ваше письмо и с сердечным сочувствием прочитал его. Да наградит Вас Господь за Ваше посильное содействие к утверждению православия в крае, где Господь судил Вам жить и действовать1 на благо народа и во Славу Божию. Вы просите у Бога чуда для успешного распространения Православия и для оказания помощи бедным эстам и латышам. Бог есть Бог чудес во все времена. Он сотворил и сотворит чудеса в Вашем Братстве2 и утвердит Ваше дело до конца. Имею честь прислать на нужды Общества 3двести рублей4.

Сердечно Вам кланяюсь, княгиня,

Ваш покорный слуга и Богомолец,

Протоиерей Иоанн Сергиев.

 

Печатается по: КП. 1999. № 1. С. 239-240.

Автограф: ЦГИА РФ. Ф. 812. Оп. 1. Ед. хр. 255. Л. 791-94 (?).

 

Письмо о. И. является ответом на следующее письмо Е.Д. Шаховской от 13 сент. 1888 г.:

 

13 сентября 1888 г.

 

Глубокочтимый Отец Иоанн,

 

Ваше имя и Ваши дела слишком известны, чтобы мне нужно было в многих словах объяснять Вам, зачем я — Вам неизвестная — решилась обратиться к Вам. Чуда прошу я у Вас — не для себя или близкого мне другого человека, а для дела, которое очень люблю, но ежеминутно чувствую, насколько силы мои слабы и есмь несовершенна в служении ему.

Имя мужа моего, князя Сергея Влад. Шаховского Вам, кажется, известно, тем более, что Вы встречались с ним у В.К. Саблера и встреча эта останется неизгладимым благодарным воспоминанием для князя. Богу было угодно наставить его на служение отечеству с целью теснейшего воссоединения России с ее Балтийской окраиной, наветами вражескими очень легко еще отторгаемой от нее духом иноземным, нам несвойственным. Рядом с изданием новых законов, с различными реформами в области управления Краем, необходимо ему было заботиться о том, чтобы дух русский, дух Православия и дела братской любви относительно эстонского народа не оскудевали, а росли все с большею силой и теснее связывали с нами заброшенное здешнее сельское население крепкими узами братства и уважения. Между прочим, в этой области и мне он отвел уголок для деятельности и поручил совместно с моей доброй наставницей в Православии и верным другом — матерью Марией, игуменией костромского Богоявленского монастыря, озаботиться устройством в одном из центральных для русского влияния на сельское население пунктов, в Иевве, целого ряда благотворительных учреждений, имевших возникнуть и расти под покровом Православной Церкви.

Трудно было начать это дело, но именно в ту поездку князя в Петербург, когда он встретил вас у Саблера в декабре 86 г., оно началось и растет с тех пор с неимоверной, чудесной быстротой: средства давались там, где их нельзя было ожидать, благоприятные обязательства слагались сами собой, превосходя самые смелые надежды. Сколько раз я говорила: “если это удастся, то это будет чудо”, и чудо совершалось, и чем более чудеса совершались, тем дело росло быстрее, запросы его увеличивались, прежние рамки становились тесными. Школа на 150 учеников строится на земле, добровольно уступленной нам местным помещиком, от которого мы этого не ожидали вовсе; она будет готова к 1-му октября. Наша домовая церковь имеет уже постоянного священника, лечебница открыта, и больные со всей округи за 70 верст притекают к нам в таком множестве, на которое мы сначала вовсе не рассчитывали. За персоналом, опытных в уходе за больными и в церковной службе сестрах из Костромы — недостатка нет; запросы жизни и местной среды ко мне увеличиваются так быстро, что я теряю мужество и не могу рассчитывать на свои силы. Вижу, что необходимо теперь же открыть больницу с несколькими постоянными кроватями, чтобы еще ближе ознакомить население с тою помощью в их телесных и душевных страданиях, которую может им дать русская православная Община, нужен врач постоянный, необходимо собрать под наш кров православных эстонских сирот, разброшенных в крайней нужде по разным приходам; люди, соответствующие делу (что так редко), на все это есть, а наличные денежные средства чрезмерно скудны для всего этого. Надо снова ждать чуда. И вот в великой моей душевной тоске и заботе обращаюсь к Вам: святой Отец, молитесь, чтобы была Воля Божия послать опять это чудо.

По поручению князя прилагаю при сем две брошюры о Богородицкой горе, лежащей на 1/2 пути между Иевве и Сыренцом, русским селом на Чудском озере, а также маленькую икону с изображением Успения, изготовленную в Москве в память прекрасного нашего праздника 15-го августа. К сожалению, еще не готовы виды, снятые с Богородицкой горы, и не существует у нас подлинного снимка с Пюхтицкой Иконы Успения: все это еще надо сделать. Будем просить выслать из Костромы искусную в иконописи сестру. Отчет за 1887 г. и Устав нашего Иеввенского отделения Прибалтийского Братства даст Вам понятие о тех основаниях, на которых начато наше дело сближения с эстонским населением. Еще раз молю Вас о помощи ему.

Пользуюсь случаем, чтобы просить Вас за литургией вынуть части за здравие Сергия и Елизаветы и сродников их, а также отца моего раба Божиего Димитрия.

С глубоким благоговейным чувством испрашивая Ваше благословение, пребываю Ваша покорная слуга

Е.Ш., рожд. гр. Милютина.

 



1 Князь С.В.Шаховской, муж Е.Д.Шаховской, был губернатором Эстляндии.

2 Православное Прибалтийское братство.

3 Иеввенское отделение Православного Прибалтийского братства принимало активное учатие в становлении Пюхтицкого православного прихода, учрежденного в 1885 г. распоряжением Св.Синода, “дабы оградить Пюхтицкую святыню (Чудотворную икону Пресвятой Богородицы) от инославных посягательств”.

4 Первое денежное пожертвование о. Иоанна на основание Пюхтицкой обители на Богородицкой горе в Эстонии относится к 1887 г. В 1991 г., когда Пюхтицкий православный приход был преобразован в Успенскую женскую общину, о. Иоанн лично молитвенно благословил новое достояние Православной церкви.