Другие темы из дневника Иоанна Кронштадтского Закрыть окно

Комарову В.В.

Март 1907

 

Прошу почтенную редакцию напечатать в столбце своем мое заявление. Пройдохи-странники, рассеявшись по разным городам и селам и осведомившись о простодушных и доверчивых крестьянах и крестьянках, смущают их рассказами, будто бы от меня слышанными, что скоро страшный суд будет, сто скорее надо заботиться о своих душах и отлагать все житейские попечения, продавать имения и отдавать деньги им, приходящим, как бы для вручения мне — для нищих.

При этом они внушают доверчивым, что нужно ехать в Кронштадт, ибо там только можно, будто бы, спасение получить. Из многих местностей я получал подобные заявления от благочинных и простых священников1 и отписывал им, что я ничего общего с такими пройдохами не имею и никого из них никогда не просил помогать мне материально и не собирал ни с кого не только рублей, но и копеек, зная, что лучше давать, нежели принимать2.

Протоиерей Иоанн Сергиев

 

Печатается по: Котлин. 1907. № 77. 4 апреля.

Впервые: Свет. 1907. 1 апреля.

 



1 В личном архиве о. Иоанна сохранилось много подобного рода писем. Священник с. Перники Покровского уезда Владимирской губернии о. Алексей Златоустов, например, писал:

       “Мое письменное к Вам обращение вызвано необходимостью. В середине февраля – сего года прибыли к нам от Вас, из Кронштадта, три личности женского пола и сказали про себя, что они посланы Вами в люди собирать для Вас всякую жертву… К сему эти женщины проповедовали у нас следующее, что якобы и вы проповедуете всем:

1)истинное священство и служение только у Вас в Кронштадте, а больше нигде;

2)деньги – печать Антихриста;

3)Вы не умирали – и не умрете;

4)только на Вас и на Ваши портреты должно молиться.

     Вопрошу Вас, в надежде получить от Вас письменный ответ, дабы вовремя нам успокоить взволнованных”. – ЦГИА СПб, ф.2219, оп.1, д.7 А, л.72-73.

 

2 Опубликованное в газетах заявление о. Иоанна вызвало ответный поток писем, позволяющий составить представление о масштабах злоупотреблений его именем. Так, проф. Казанского университета, бывший член 2-ой Гос. Думы М.Я.Капустин в письме Батюшке описал происшествие, имевшее место в с.Русиново Клинского у. Москов. Губ.:

    “Весной этого года какая-то женщина, называвшая себя Агафьей, пришла в деревню Русиново <…> в дом крестьянской вдовы Аграфены Васильевны Чачиной, стала предлагать ей книжки от Вашего имени и вести душеспасительную беседу. Узнав, что у этой вдовы есть дочь 24 лет, девица грамотная, работящая и оч. Благочестивая, она стала уговаривать мать отпустить ее с нею в Кронштадт получить Ваше благословение, а затем, если ей понравится, поступить в женскую обитель, находящуюся под Вашим управлением и попечением.

   Мать охотно на это согласилась и имела намерение и сама последовать за дочерью, так как домашняя жизнь ее была омрачена пьянством и беспутством единственного сына. Дочь, Анна Николаевна Чачина, работавшая на соседней ткацкой фабрике, с восторгом приняла предложение матери и проповедницы и, после кратких переговоров, отправилась в Кронштадт и Петербург для разведок, в сопровождении доброй спутницы. Восторг ее достиг крайних пределов,  когда она побывала в Кронштадте, причастилась из Ваших рук и получила Ваше благословение на поступление в обитель. Вернувшись домой, в сопровождении той же спутницы, она быстро ликвидировала свои дела, собрала до 60 р. денег, забрала с собой швейную машину и все свое имущество, ценностью около 200 рублей (по оценке матери) и около 9 мая уехала в Петербург, с обещанием писать к матери каждую неделю. С тех пор прошло почти 3 месяца, и об Анне Чачиной нет ни слуха ни духа. Все письма матери остаются без ответа, и дочь ее “как в воду канула”. – ЦГИА СПб, ф.2219, оп.1, д.65, л.1-4.